Первым делом — самолёты, ну а лётчики потом

Первым делом — самолёты, ну а лётчики потом

14.07.2021 0 Автор admin

Первым делом — самолёты, ну а лётчики потом

По статистике авиакатастроф, Россия уже давно удерживает мировое первенство. По данным Международной ассоциации воздушного транспорта – IATA и портала «Aviation Safety Network,» в среднем в мире гибнет один пассажир из 4,7 миллиона, в России же – один из 1,2 миллиона.

Людмила Бутузова

Последняя по степени ужаса трагедия – 5 мая в Шереметьево, когда сгорели более 40 пассажиров Суперджета Сухой, совершавшего рейс Москва-Мурманск. Причина аварии – то ли пресловутый человеческий фактор, то ли отказ техники. Есть свидетельства в пользу обеих версий. Но нет ни единого повода сомневаться, что трагедия может повториться. Интернет полон такими предчувствиями.

Известно, что «Суперджет» появился в контексте Ту-414, регионального самолёта, (который уже был в состоянии передачи рабочей документации на завод. И тут на конкурс «вылезает» вообще не существующий даже в эскизном проекте SSJ–75. И выигрывает его Михаил Погосян – генеральный конструктор фирмы «Сухой», никогда гражданской авиацией не интересовавшийся. Да, это было в нулевых годах: SSJ … лепили даже без эскизного проекта и с отменой государственных стандартов!

Иными словами, «Суперджет» Сухого начали строить даже без сертифицированного и утвержденного проекта! В ущерб безопасности и жизни пассажиров. Вот пример: по всем советским стандартам авиации, аварийный сброс топлива был предусмотрен абсолютно на всех типах самолетов, а не только на дальнемагистральных, как в США и Европе. А вот Суперджет строили с прицелом на продажу за границу, где по их экологическим нормам у среднемагистральных самолётов не предусмотрен аварийный сброс топлива. Вопросы еще у кого-то остались? Кто должен быть признан виновным в авиакатастрофе в Шереметьево 5 мая? Кто виновен в смерти 41 человека?

Проще всего не углубляться в историю вопроса, как, например, это делает Следственный комитет, рассматривая каждую катастрофу Суперджета локально и раз за разом обнаруживая, что ее причиной становится ошибка пилотов. В данном случае напомним, что самолет «Аэрофлота» вылетел из Москвы в Мурманск, из-за удара молнии (по версии пилотов) вышла из строя радиосвязь и командир принял решение возвращаться в Шереметьево и садиться. Уже на взлетно-посадочной полосе лайнер загорелся. По версии следствия, этому предшествовала череда ошибок пилотов- решение лететь через грозовой фронт, посадка с полными баками, с превышением допустимого веса и скорости. Сам самолет как будто бы ни при чем – он был исправен и до последнего момента жизнеспособен.

Но на «авиационной кухне» конструкторские особенности изделия SSJ вызывают весьма и весьма серьезные вопросы. Во всяком случае запрет США продавать этот самый погосяновский «Суперджет» в Иран мало кто из профессионалов рискнет назвать традиционными происками конкурентов.

После катастрофы в Шереметьево в мае, от покупки SSJ-100 отказались несколько российских авиакомпаний, включая «Ямал» и «Руслайн», а cовладелец S7 Владислав Филёв публично поднял вопрос безопасности самолета. Размещенную в интернете петицию о запрете полетов Сухой Суперджет 100 подписали 300 тысяч неравнодушных граждан.

Открыто поддержал запрет авиаконструктор, бывший сотрудник ОКБ «Сухой» Вадим Лукашевич. Его мнение было опубликовано в «Новых Известиях»: «Главная причина вчерашней катастрофы – техническая, с технических условий всё началось. Пока не устранена техническая причина, эксплуатацию самолётов необходимо запретить. Самолёты необходимо поставить на прикол, не взирая ни на какие прибыли, убытки, выгоды. Они не должны летать. Необходимо разобраться в недоработках вдоль и поперёк. Кто считает иначе, пусть представит себя на борту горящего самолёта, начиная с 14 ряда и дальше. Пока есть вероятность повторения событий, кто может дать гарантию, что вы не попадёте в грозу в следующем полёте? Никто! Но у нас Минтранс заявил, что запрещать эксплуатацию «Сухого Суперджета 100» не надо. Где же Росавиация? Почему государственный орган регуляции молчит?»

На этом фоне как вызов выглядит заявление Аэрофлота, что он готов до конца года подписать твердый контракт на покупку 100 «суперджетов». До катастрофы в «Шереметьево» у крупнейшего авиаперевозчика РФ было 50 самолетов данного типа.

«Мы не отказываемся ни от поставок еще 100 самолетов SSJ-100, ни от дополнительных МС-21», — едва ли не на третий день после трагедии публично заявил глава корпорации Савельев, дав понять, что это не личное мнение бизнесмена, а некая согласованная с государством позиция.

Видимо, так и есть. Катастрофа Superjet, в которой погиб 41 человек, стала результатом многочисленных ошибок пилотов, считают в Росавиации. К этой же мысли склоняются эксперты МАК. Таким образом, существующие недостатки конструкции не рассматриваются специалистами как критические для безопасности полетов. А раз так, то национальный перевозчик «Аэрофлот» втрое увеличит флот лайнеров SSJ-100, компенсируя «Гражданским самолетам Сухого» провал планов по продаже на внешних рынках.

Последнее слово еще не сказано: МАК до их пор анализирует данные бортовых самописцев, а разные заинтересованные ведомства и профессиональные сообщества интерпретируют данные самописцев так, чтобы поддержать свою версию происшествия. Пессимистически настроен форум пилотов гражданской авиации. Вот типичное мнение опытного летчика:

«Выводы экспертов гласят: 80 процентов авиакатастроф происходит по вине летчиков. Так вот, я расскажу вам, как проводилось расследование по упавшему в Иркутске Ту-154 в 2001 году. Сам разговаривал с теми, кто готовил экспертизу по причинам аварии. Им было сказано сверху: «Не ройте про неисправность самолета. Все равно доказать это трудно. Явно была ошибка пилотов». У нас есть негласное правило в компании: если, не дай бог, что случится, вину за гибель пассажиров «повесят» на экипаж. Ведь экипаж уже не может ответить — он гибнет вместе с пассажирами. Несомненный плюс для расследования в том, что пилоты Суперджета выжили, они смогут давать свидетельства из первых рук, защищаться и доказывать, насколько их действия были правильными и адекватными ситуации»

Пока это ничего не значит. Росавиация во всем обвиняет экипаж, деликатно обходя вопрос об ответственности производителей. Аэрофлоту не выгодно ни то, ни другое, и он вертится как уж на сковороде.В профессиональной среде поведение крупнейшего работодателя оценивается однозначно: «Мы обязаны всегда говорить правду и искать ее, поскольку любое авиационное происшествие — урок для будущих поколений пилотов, — написал в блоге на «Эхо Москвы» пилот с многолетним стажем, не назвавший, к сожалению, свою фамилию. — Ложь влечет за собой лишь временное решение проблем, но порождает громадные риски в отдаленной перспективе».

Теперь немного сдвинем вектор фактов. Если причиной крушения стали ошибки экипажа, то, иными словами, техника у нас чаще всего летает надежная, а вот профессионализм пилотов подкачал. Выходит, пассажиры, садясь в самолет, рискуют стать жертвой ошибок экипажа? Что же происходит с подготовкой пилотов в нашей стране?

— Нет сейчас лётчиков! – эмоционально высказался Герой России, лётчик-испытатель Магомед Толбоев. — В нашей стране развалить получилось даже летную подготовку.Только и слышишь: «Пилоты всё сделали неправильно, они убили людей!», но никто не говорит о никуда негодной подготовке специалистов. Их учат не летать, а тыкать в кнопки, как операторов. Вот они и тычут, ничего не соображая. Поэтому у нас и катастрофы, одна страшнее другой – Казань, Ярославль, Москва и так далее».

Читайте также  Россия поставит Бангладеш 16 учебно-боевых Як-130.

Летчиков старой советской школы, привыкших больше доверять себе и штурвалу, чем электронике, довольно часто упрекают в ретроградстве. Их время уходит, вместе с ним сходит на нет и универсальность профессии. Абсолютное большинство пилотов сейчас готовят как операторов автопилотов и не больше! Кто имел реальный опыт пилотирования, давно работают за границей, например, в Китае, где зарплаты пилотов не в пример выше. А те, кто остался у нас – зачастую не подготовлены управлять самолетами в ручном режиме – их просто этому не учили!!! Зачем? Если самолеты уже умеют садиться на автопилоте. Люди — пилоты просто не готовы управлять самолетом в экстремальных ситуациях. Вот вам и второй эшелон виновных в недавней трагедии.

«Superjet 100 — самолёт без штурвала, да, да, Карл, без штурвала! Ручки управления (сайдстик) не связаны с плоскостями управления напрямую, как штурвал. Движение сайдстика обрабатывается бортовыми компьютерами и информация передается гидравлическим приводам, приводящим в действие в т.ч. рулевые плоскости. То, что им вообще удалось посадить это ведро с джойстиками и отказавшей (неизвестно чьей) электроникой — сродни чуду. Так в чем недостаточная подготовка специалистов-операторов бортовой ЭВМ сего чуда?» — защищаются на форумах пилоты нового поколения, которые не сегодня, так завтра могут оказаться в такой же ситуации«без вины виноватых» .

— В СССР такого точно бы не произошло. Потому что образование было на высоте. Главным было управление пилотом при помощи автоматики а на наоборот, — в интервью «Ура.ру» заявил. заслуженный пилот СССР, бывший заместитель министра гражданской авиации Советского Союза Олег Смирнов.

— Олег Михайлович, сразу после катастрофы в Шереметьево многие пилоты заявили, что посадить Superjet 100 без автоматики, в ручном режиме практически невозможно. Это действительно так, вы согласны?

— Сейчас мы должны вести речь о колоссальной системной ошибке, которая заключается в безоговорочном передоверии управления самолетом электронным системам. Мы часто слышим — электроника есть, не беспокойся, она все за тебя сама сделает. Все это и приводит к тому, что пилоты практически полностью теряют навыки ручного пилотирования самолета. В случае отказа электроники они не в состоянии взять штурвал в свои руки и провести безопасную посадку, как это раньше делали тысячи летчиков всего мира. Вполне возможно, что пилоты сгоревшего SSJ 100 просто растерялись, когда автоматика взяла и вырубилась. Ведь как их учат — нажимай кнопки, соблюдай алгоритм. Настоящий же командир должен чувствовать самолет каждой клеткой своего организма.

Сегодня в России есть два вуза, которые готовят летчиков, — Санкт-Петербургский госуниверситет и Ульяновское высшее авиационное училище гражданской авиации. За последние 10 лет они выпустили 2700 летчиков. В сравнении с советскими временами число выпускников сократилось в разы!..

— Раньше каждый год выпускалось по 2,5 тысячи пилотов, — вспоминает Анатолий Кнышов, заслуженный летчик-испытатель, Герой России. — Министерство гражданской авиации прогнозировало необходимое количество, и эта программа с успехом выполнялась.Более того, раньше на одно место претендовали по 5 — 7 человек, а теперь в училищах недобор. В итоге многим авиакомпаниям приходится принимать на работу переучек — бывших военных лётчиков. Не хочу их обидеть, но боевой истребитель и пассажирский самолет – совсем не одно и то же. Никому ведь в голову не придет пересаживать автогонщика на маршрутный автобус, а у нас – можно… Многие командиры воздушного судна шокированы мизерными знаниями «переучек», отказываются летать, пока в пару не назначат профессионального второго пилота. Еще важный момент — «липовые» права. Мне попадались вторые пилоты с купленными корочками. Однажды было в полете ЧП — у меня в кабине сидел товарищ еще тот. Приходилось контролировать каждое его движение.

Плохо и то, считает Кнышов, что на пилотов переучиваются штурманы. Ведь даже если у штурмана налет свыше 10 тысяч часов, это не значит, что он может стать летчиком. Да что там! В условиях острой нехватки кадров даже выпускникам почти сразу дают возможность управлять самолетами высокого класса.Раньше такого не было, командиром воздушного судна «тяжелого класса» можно было стать только через 10-15 лет.

— Раньше первые три года их допускали только к «кукурузникам» Ан-2, затем постепенно переводили на более крупные — Ан-26 и Ту-134. И только уже имея весь этот опыт, пилоты начинали летать на самолетах 1-го класса (Ту-154 и Ил-62), — вспоминает Вячеслав Козлов, старший преподаватель Ульяновского авиационного училища. — Тех, кого мы сейчас выпускаем, даже полуфабрикатом не назовешь. Аэрофлот их берет чаще всего от нужды. Все профессиональные пилоты сбегают из РФ при первой возможности на зарплаты в 3-4 раза больше. Остаются те, кто не смог попасть в иностранную компанию из-за не профессионализма и недостатка опыта.

Но нехватка пилотов — лишь вершина айсберга. Есть проблемы и с самим обучением. Многие летчики с ностальгией вспоминают старую систему довузовской подготовки. Будущие пилоты лет с 16 начинали бесплатно заниматься в аэроклубах. Пример тому — Юрий Гагарин, который научился летать в саратовском аэроклубе. Но теперь же и этот клуб, и все школы ДОСААФ в плачевном состоянии.

Даже сами преподаватели не заинтересованы в полноценной работе.

— Знаете, какая у нас зарплата?! — возмущается инструктор по обучению пилотов Ульяновского авиационного училища, который попросил не называть его имени. — В среднем 22 — 23 тысячи. И кто за такие деньги здесь долго продержится?

То же рассказывают и преподаватели Бугурусланского лётного училища — филиала Санкт-Петербургского университета: зарплаты сотрудникам «летки» едва хватает на пропитание, инструкторы поработают год-два и уходят.

В конце концов училищам и вузам катастрофически не хватает нормального технического оснащения.

— Будущих летчиков попросту не на чем учить! – заявили «НИ» в Ульяновском летном училище.Многие самолеты исчерпали свой срок службы. Тренажеры есть, но они всего на 50 — 60 процентов отражают реальность полета, тогда как на зарубежных эта цифра достигает 98 процентов. Наши, например, никогда не сымитируют ощущение удара о ВПП при посадке, ведь он бывает и грубым, и мягким…

С другой стороны, по данным Росавиации, и самолеты, и тренажеры начали активно поставлять в «летки» уже лет десять назад. Самым «жирным» был 2009-ый, -в учебные заведения передали 60 самолетов Як-18Т, три самолета Л-410, девять самолётов DA-42 (Dimond), 12 самолётов «Cessna-172», 12 тренажёров и вертолёт Ми-171. В остальные годы поменьше, но ведь давали же, а обещали еще больше. Так почему тогда в училищах жалуются на нехватку техники?

Во-первых, получается, что каждое заведение в среднем получило по 4 -5 машин. Этого мало. Во-вторых, по словам инструкторов, большинство вновь поставленных самолетов требует ремонта. Огромная проблема с самолетами первоначального обучения (маленькие суда с простым управлением). Закупленные Росавиацией Як-18 оказались неэффективными. Этот самолет сам по себе «сырой», раз за разом отказывает и его дольше ремонтируешь, чем эксплуатируешь.

«Сырые» самолеты, нехватка оборудования, невысокие зарплаты пилотов… Все это сказывается на подготовке пилотов, но экзамены по летной подготовке в том же Ульяновском училище сдают… все курсанты без исключения!

Читайте также  Михаил Гордин: частные сверхзвуковые джеты взлетят в середине XXI века

— За все время существования училища — с 1995 года — не было списано ни одного курсанта, не прошедшего летную подготовку, — сам удивляется Вячеслав Козлов. — Такого просто быть не может! Пилотом нужно быть от бога, не все способны стать летчиками!

— Сегодня мы выпускаем в среднем 300 пилотов в год. Это мало, — прокомментировали вопросы «НИ» в министерстве транспорта России. — Нужно 800 ежегодно. К сожалению, отсутствие хорошей материальной базы в училищах требует еще доведения этого пилота в самой авиакомпании.И авиакомпании, естественно, выставляют претензии, что мы готовим не тех пилотов, которые могут сразу после училища сесть за штурвал самолета. Мы это понимаем, мы знаем, как это сделать, у нас есть поддержка правительства, и, я думаю, мы этот вопрос решим.

Интересно, что сотрудник министерства, разговаривавший с корреспондентом «НИ», отказался представиться «из этических соображений» — он озвучивал позицию прежнего министра Игоря Левитина, позиция нового начальника Евгения Дитриха, заступившего на пост в мае 2018 года, ему пока неизвестна.

Мнение РОСАВИАЦИИ в последние годы остается неизменным: «Компании должны платить за пилотов». По словам официального представителя Росавиации, во всем мире пилотов готовит государство, но авиакомпании, в которые эти пилоты потом приходят, платят за их подготовку: «Мы не раз обращались с такими предложениями к авиакомпаниям, но оказывать материальную поддержку никто не спешит. Разве что «Аэрофлот», который открыл первую частную летную школу для обучения пилотов».

Дело обстоит не совсем так.Несколько лет назад появилась такая организация, как «ЧелАвиа», — первое негосударственное летное училище в России. По отзывам экспертов и самих курсантов, качество обучения там было существенно выше, чем в государственных образовательных учреждениях. Недавно Росавиация закрыла «ЧелАвиа» и отнимает сейчас лицензии у тех, кто там получил свидетельство пилота и летает в авиации, причем уже давно и успешно.

Гонения на частную школу по чистой, видимо, случайности пришлись на момент, когда в гражданской авиации России возникла особенно острая нехватка квалифицированных пилотов. Об этом сказано в письме Ассоциации эксплуатантов воздушного транспорта (АЭВТ), которое организация направила в Минтранс. АЭВТ предлагает и решение проблемы. Как сказано в письме, нехватка летного состава возникла из-за роста авиаперевозок и усиления борьбы Росавиации с негосударственными учебными заведениями. Для улучшения ситуации АЭВТ предложила Минтрансу не препятствовать подготовке летного состава в частных учебных центрах, а также легализовать зарубежные свидетельства пилотов. Но в Росавиации настаивают на усовершенствовании государственных образовательных стандартов и выступают против упрощенной подготовки пилотов.

— Во всем мире государственных лётных школ практически нет, утверждает эксперт АЭВТ, пилот международного класса Иван Кодкопытин. — В США, например, около 600 летных школ — все частные, в Европе — пара государственных и около 40 частных. Россия — большое исключение. Почему наше государство тянет одеяло на себя? Потому что готовить пилотов — это баснословно дорого и так же баснословно выгодно. На подготовку одного летчика в среднем специальном учебном заведении госбюджет тратит 3,5 млн рублей — за 2 года и 10 месяцев обучения, в высшем — 7 млн рублей. Чем дольше учишь, тем больше денег имеет учебное заведение. Ученый процесс затягивают совершенно необязательными предметами – философия, экономика, история политических течений… Это спорное на самом деле требование. Курсант должен быть классным пилотом, а не политологом. Можно сократить обучение. В ряде стран пилотов готовят в течение 18 месяцев. За это время он получает исключительно те знания, которые нужны в профессии. Он выходит с более высокой квалификацией, нежели наш курсант после пяти лет обучения.

Эксперт Комитета по транспорту Госдумы Роман Гусаров по-своему объясняет, почему в Росавиации выступают против частных учебных центров. После нескольких авиакатастроф стало понятно, что пилоты, получившие образование в таких учебных центрах, недоучены, и поэтому Росавиация инициировала проверки, которые показали, что в ряде учебных центров просто приписывались летные часы. Это бизнес. Центры получили деньги за обучение, поэтому зачем им тратить топливо, ресурс самолетов? Им легче приписать и пририсовать. Они выдавали Росавиации документы о том, что пилоты все прошли и что нужно подтвердить их квалификацию, но на деле все оказывалось не так. И поэтому сегодня 90% катастроф у нас связано с человеческим фактором.

Короче, Росавиация нашла крайнего в своей захиревшей до крайности отрасли и вместо реформирования, обещанного как минимум 15 лет, установило жесткую монополию на обучение пилотов. Под раздачу попали и зарубежные летные школы – обучение там приравнивается едва ли не к измене родине. За последние полтора года аннулированными оказались 400 свидетельств российских пилотов из частных школ — если они уезжают за границу, то сюда работать они уже вернуться не могут. Обратной дороги нет.

А интернет, несмотря на все строгости Росавиации, забит объявлениями «10 причин, по которым вам стоит выучиться на пилота за рубежом»… В пакете – высокая зарплата, гарантированная работа в Европе, строгое соблюдение трудовых норм без наших традиционных авралов, страховка и щедрые бонусы от работодателя… — Мне доводилось иметь дело с пилотами, обучавшимися в США и Западной Европе, пишет командир воздушного судна и автор Телеграм-канала для авиаторов. — Эти парни, надо признать, подготовлены на порядок лучше выпускников российских вузов.При том, что срок получения лицензии значительно короче, чем у нас, и само обучение дешевле. Казалось бы — отличный вариант…Но, к сожалению, не все летные начальники, а так же государственные чиновники готовы признавать обучение в зарубежной летной школе как получение «специального летного образования».

Скорее всего, ничего у вас не получится. После череды катастроф в отрасли началась самая натуральная паранойя, зачистка и охота на ведьм. Из одной крайности («Все дозволено! Каждый может быть пилотом!») перешли в другую («Запретить всё. На всякий случай»).Признак ведьмы очень простой — нет диплома государственного летного училища гражданской авиации — пилотское на стол, иди в таксисты. Почему? Потому что нам так хочется. А почему раньше не было проблем? Ну так раньше и небо было синее, и деревья выше. Отдавай пилотское и можешь идти хоть в Гаагский суд, нам все равно. Хотите получить хорошую летную подготовку и знания, но закрыть себе дорогу в Россию (по крайней мере в обозримом будущем) — учитесь в европейских или американских летных школах, в Новой Зеландии или Австралии. Время — примерно год. Хотите получить диплом с красивой записью от руки о том, что вы получили православное летное образование и иметь шанс работать в России? Учитесь в государственных летных училищах России. От трех до пяти с конфискацией. И еще пара слов на заметку: требования по наличию кошерного православного образования предъявляются исключительно к гражданам России. Гансу оно не требуется, он может заканчивать Оксфорд и работать в России».

Но Гансы сюда не едут. До 2014 года некоторое их количество нанималось в Аэрофлот, но после скачка доллара, у них пропал интерес бороздить российское небо. Но есть и другие причины. На условиях анонимности «Новые Известия» поговорили с пилотом гражданской авиации — почитайте, что он думает о внутренней кухне своей профессии.

Читайте также  Призыв российского премьера Дмитрия Медведева возрождать малую авиацию позволил вытащить на свет кажущийся фантастическим проект. Легендарный самолет Ан-2, производство которого прекратилось 20 лет назад, вновь может стать рабочей лошадкой на местных авиалиниях. Для этого несколько сотен самолетов, уже отправленных "на пенсию", предлагается оснастить новыми американскими двигателями и вновь отправить в небо.

«Я работаю в «Аэрофлоте» 12 лет, успел узнать, что такое компания—монополист, и как ведут себя начальники.В общении с подчиненными Савельев — настоящий диктатор и такой же жесткости требует от всех топ-менеджеров группы «Аэрофлот». Мнение специалистов, будь оно трижды грамотным и профессиональным, их не интересует. Отвечают одно и то же: «Отдел кадров – прямо по коридору, вот туда свое предложение и несите вместе с заявлением на увольнение».

Страх потерять работу, вынужденно уйти из профессии присутствует всегда, они на этом умело играют. Последствия очень плохие – в коллективе процветает стукачество, желание угодить начальству доносом на товарища. Последний случай просто возмутительный: группа пилотов написала коллективное письмо в адрес руководства авиакомпании, в котором опровергли заявления бывшего сослуживца о том, что его ущемляли в праве взять вынужденный отпуск, необоснованно снизили зарплату и создали некомфортные условия работы. Об этом написал «МК», статейка ходила по рукам, и едва ли не каждый мог бы сказать, что и с ним поступали таким же образом. Из страха, что руководство может обидеться и наказать нелояльных, сочинили верноподданическую оду начальству, перечислив все их «заслуги» — от графика отпусков, который «выполняются с максимальной точностью», до восхищения тем, что «Аэрофлот вкладывает большие средства в подготовку командиров воздушного судна, таким образом, сокращая за собственный счет дефицит кадров на рынке гражданских авиаперевозок». Заодно и настучали, что строптивого летчика якобы подзуживал Шереметьевский профсоюз летного состава, систематично критикующий руководство Аэрофлота.

Профсоюз – кость в горле для начальства, а для нас – единственная инстанция, которая хоть как-то защищает наши права. У нас зарплата в среднем по стране довольно большая. Но прочих гарантий практически нет. Страховка в свое время была 15 тыс. руб., сейчас около 50 тыс., но это смешные деньги, которые не спасут вообще. Соцпакета нет. То есть мы гробим здоровье, работаем на износ во имя процветания компании, а случись что – у нее перед нами никаких обязанностей. Летчики обычно работают шесть дней подряд, а потом отдыхают не два с половиной дня, как нормальные люди, а всего 42 часа, то есть полтора дня. Это режимный износ, но такой режим руководство применяет уже давно и не особо прислушивается к тем, кто против. Есть такое понятие, как утомляемость и контроль за ней, но я ни разу не видел, чтобы кто-то следил за бланками утомляемости. В авиации это большое нарушение— в любой другой стране мира начальник однозначно потерял бы свою работу, если бы он надавил на экипаж, заставил его нарушить рабочее время. Это вопрос безопасности полетов, вопрос жизни пассажиров за нашей спиной. При этом руководству выгодно держать минимальное количество сотрудников – они экономят на зарплатах за счет нашего экстремального графика.

Очень многие российские пилоты ушли в Китай. 90% тех, кого туда берут, — это опытные командиры. Зарплата там может быть в пять раз выше, чем у нас, с учетом курса (там она выплачивается в долларах). Да и график — конечно, они много работают, но они могут работать шесть недель, а потом три недели отдыхать.

Глава «Аэрофлота» Савельев говорил, что после того как люди уходят в Китай, они понимают, что там очень плохо, очень тяжело, и хотят вернуться обратно, но Аэрофлот их не берет. Это полная чушь, потому что никто не хочет вернуться назад — на плохое отношение и зарплату в пять раз меньше. Было несколько случаев, когда люди по личным обстоятельствам возвращались в Россию и пытались вернуться в Аэрофлот, а тот демонстративно не взял их на работу, чтобы напугать других.».

А на каких же, интересно, началах, будет строиться и летная школа Аэрофлота», которую позиционируют как новое слово в обучении российских пилотов?

Кстати, школу кампания затевает не первый раз. Покопавшись в интернете, можно и сейчас найти сайт этого учреждения, изготовленный еще десять лет назад, с увлекательным контрактом для будущих курсантов. Схема обучения предполагала два этапа. Первый — 5 месяцев в летном аккредитованном центре, действующем на территории Соединенных Штатов Америки (штат Флорида). Стоимость подготовки 56 тысяч долларов, причем в эту сумму не входила цена авиабилета, визы и пропитания. После экзаменационных испытаний по теории и практике на руки выдавалась «лицензия пилота» американского образца. Второй этап продолжительностью в 7 месяцев, проходил в летной школе на базе Аэрофлота. Стоимость обучения $32 000. Курсанты получали навыки пилотирования на воздушном транспорте модели А 320. Следующей моделью должен был стать Sukhoi SuperJet 100.

С первой школой развернуться не успели – Росавиация прикрыла зарубежные учебные лавки. Теперь в свете патриотичных веяний на все свое, доморощенное, Аэрофлот хочет побороться с родным государством за подготовку пилотов.В прошлом году перевозчик резко раскритиковал качество обучения пилотов в государственных учебных заведениях и предложил министру транспорта дать компании возможность готовить пилотов с нуля. Финансировать проект предполагалось за счет средств самих перевозчиков, а также при помощи государственной программы образовательных кредитов. В Минтрансе «Новым Известиям» подтвердили подлинность запроса Аэрофлота, полученного еще в прошлом году.Источник уточнил, что сейчас документ находится на рассмотрении, и «Аэрофлот», как любая организация, имеет право открыть свое летное училище. Правда, для этого компании придется подготовить техническую базу, получить сертификат в Росавиации и лицензию Министерства образования. Излишне было напоминать , что согласно регламенту, такие обращения рассматриваются в течение 30 дней. В этот раз бюрократическая волокита, кажется, предотвратила репутационные потери как минимум трех государственных ведомств. «Ну вы же знаете, что случилось в Аэрофлоте, — «не по уставу» вздохнул «Минтрас». – Страшнейшая катастрофа… Убиты люди… Непрофессионализм на всех уровнях… На этом неблагоприятном фоне создавать частную школу летного резерва по меньшей мере некорректно и неуместно. Но это мое личное мнение!».

И тем не менее… Сегодня Аэрофлот фактически остается монополистом на рынке авиаперевозок в России, его деятельность напрямую связана с поддержанием экономического и политического единства страны. Стремление руководства компании сэкономить на пилотах и пассажирах вряд ли соотносится с этой задачей. Кстати, по прогнозу американской корпорации «Boeing», до 2034 года спрос на пилотов в мире будет лишь расти. Парк гражданской авиации увеличится на 38 тысяч машин, индустрии авиационных перевозок потребуется более 500 тысяч летчиков. Без изменения отношения к летному составу крупнейшего в России авиаперевозчика отток квалифицированных кадров вряд ли удастся остановить. Без изменения отношения к безопасности полетов компания рискует остаться без пассажиров. Есть такая форма протеста – бойкот ради сохранения собственной жизни.