В Украине процветает черный рынок трансплантологии

index

indexВ Украине процветает чрезвычайно прибыльный черный рынок трансплантологии. А наши больные вынуждены тратить огромные средства на операции за рубежом.

В 2008 году вышла на экраны американская драма Габриэле Муччино «Семь жизней». Главный герой фильма инженер Тим (его сыграл звездный Уилл Смит) становится виновником дорожной аварии, в которой погибают семь человек, в том числе и его невеста. Чтобы очистить совесть, Тим находит семь различных американцев, которые нуждаются в трансплантации и жертвует им свои органы.

Эта голливудская сказка имеет под собой реальную почву, ведь в США, как и во многих европейских странах, действует эмоциональное донорство – так называемая презумпция согласия быть донором. Донорство там добровольное не только между родственниками.

В случае, если жизнь человека уже нельзя спасти, но его здоровые органы помогут сделать здоровым другого больного, эти анатомические материалы могут быть изъяты без согласия его родных. Оговорка лишь в том, чтобы изъятие органов не помешало ритуалу похорон в открытом гробу (не повлекло изменения внешнего вида тела умершего), а члены его семьи могли получить информацию о судьбе всех изъятых органов. Если ремонт еще не закончен, может стоит приобрести и шкаф купе с фотопечатью.
МОЗ предлагает «презумпцию согласия»

В нашей стране все, что связано с донорством и трансплантацией, до сих пор колоссальная проблема. И дело даже не в том, что нет специалистов-трансплантологов, как раз наоборот – врачи с золотыми руками имеются. Однако «советские» по духу законы, регулирующие пересадку тканей и органов, ставят их на грань между спасением жизни и совершением преступления. А вместо банка донорских органов процветает черный рынок продажи «запчастей» украинцев.

Специалисты Минздрава разработали свой законопроект «О трансплантации органов и других анатомических материалов» с заменой существующей «презумпции несогласия» на «презумпцию согласия», которая соответствует духовной и общественной ментальности украинского общества.

«Сегодня, согласно презумпции несогласия, надо взять разрешение у родственников на трансплантацию органов умершего, — поясняет замминиста МОЗ Александр Толстанов. – Но, учитывая состояние, в котором находятся родные после известия о смерти сына или дочери, ставить их перед таким выбором в трудную минуту не гуманно. К тому же, даже получив их «добро», людям, потерявшим близкого человека вместо организации похорон необходимо заполнять кипу документов».

Цены на черном рынке органов:

Роговица глаза – $5 тыс.

Сердце – $250 тыс.

Печень (фрагмент) – $5 — $55 тыс.

Почка – $2 — $50 тыс.

Костный мозг – $40 тыс.

Поэтому Минздрав предлагает дать возможность гражданам после 16 лет самостоятельно принимать решение о добровольном согласии или несогласии отдавать органы после своей смерти. Теперь слово за Верховной Радой. Мнения же депутатов разделились: одни выступают за принятие изменений в закон о трансплантации, другие говорят, что это приведет к процветанию «черной трансплантологии». Дескать, разреши законный отъем органов у умирающих и людей начнут разбирать буквально на запчасти. Так что вопрос пока завис в воздухе.

Директор столичного Центра сердца Борис Тодуров считает, что Украине неизбежно нужно принять цивилизованные стандарты Европы и США в этом вопросе. Тодуров привел пример США, у граждан которых прямо в водительских правах стоит отметка – донор органов. Испания вообще является рекордсменом в трансплантологии, даже на дверях церквей размещены таблички с надписью: «не забирайте свои органы с собой, на небе знают, что они нужны на земле». Директор Центра сердца приводит печальный пример, когда наши больные вынуждены ехать в Беларусь, где давно уже упорядочили законодательство о трансплантологии и действует презумпция согласия, строятся новейшие медицинские центры, развивая экономику страны.
В киевских моргах похищали глаза умерших

Из-за несостоятельности национального законодательства страдают и врачи, и больные. К примеру, в Киевском центре микрохирургии глаза уже несколько лет не проводят операции по пересадке роговицы. С этой проблемой столкнулся, в том числе, депутат Киевсовета, миллионер Александр Пабат.

После травмы глаз, полученной от взрыва фейерверка, Пабату была показана неотложная пересадка роговицы глаза, а так как в Украине это делать можно только с согласия родни трупного донора, такого не смогли найти даже для состоятельного человека. Пришлось оперироваться в Мюнхене. А все из-за скандала, разгоревшегося в 2010-м году. Тогда милиция раскопала, что в Центр микрохирургии привозили роговицу от трупных доноров, изъятую у покойников без разрешения родственников.

«Во время досудебного следствия было установлено, что в течение 2010 года во время проведения вскрытий трупов, в нарушение требований Закона Украины «О трансплантации органов и других анатомических материалов человека», без получения от родственников умерших согласия на взятие анатомических материалов, без составления актов об изъятии органов, из 26 трупов умерших были изъяты глазные яблоки, – сообщила пресс-служба прокуратуры Киевской области. – Удаленные органы обвиняемые передавали в столичное медучреждение для последующей трансплантации».

Ежегодная потребность в трансплантации органов:

Почки – 4 тыс. операций

Печень – 2-2,5 тыс.

Сердце – 2 тыс.

Реальные пересадки:

Почки – около 80 операций

Печень – 30-40 операций

Сердце – единичные случаи

Обвиняемые сотрудники Броварского и Киево-Святошинского морга полностью признали вину в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.143 УК «Нарушение, установленного законом, порядка трансплантации органов или тканей человека» и получили условные сроки. Чудом не попали под статью столичные оперирующие офтальмологи, ведь у них проводили выемку историй болезней.

Медики говорили без упоминания своих фамилий, что не знали деталей законодательства, которое запрещает отбирать у покойников биологические материалы без разрешения родственников. Мол, ребята из моргов тоже разрешения не спрашивали — всегда врачи ездили по этим учреждениям и самостоятельно договаривались об отборе анатомического материала. После уголовных дел доктора боятся комментировать эту тему открыто.

«Чтобы пересадить роговицу глаза нужно точно знать размер, поэтому в моргах ранее отбирали глаза целиком, а потом уже вырезали нужный размер роговицы для больного. Операции будто бы не проводили тайно. Больные, требующие трансплантации, перечисляли средства страховой компании, работающей на территории Центра, и уже потом их оперировали. Стоимость операции колебалась в зависимости от сметы использованных инструментов и материалов. Самая дешевая — от 3 тыс. грн», — рассказал Контрактам один из сотрудников столичного Центра микрохирургии глаза на условиях анонимности.

Сейчас в Центре микрохирурги глаза не проводятся операции по трансплантации роговицы вообще, так как работники моргов запуганы, родственники умерших не дают разрешения на удаление, поэтому страдают больные. У многих пациентов глаза на грани гибели из-за нехватки материала и средств на зарубежное лечение. «Мы всем больным пытаемся сейчас помочь, хотя бы зашить эти раны, чтобы по возможности сохранить глаз, и направляем их в Беларусь.

Возможно, там им помогут. У нас нет проблем договориться о лечении для них даже в Австрии, но государство не дает ни копейки средств, а люди преимущественно бедные и не имеют таких денег на поездку за границу. За рубежом существуют специальные банки донорских органов, а у нас такого и близко нет», — жалуется один из киевских офтальмологов киевские офтальмологи.
Нас опередила даже Беларусь

«Проблема не столько в плохих законах, сколько в сознании наших людей, – считает профессор, директор Координационного центра трансплантации органов, тканей и клеток Минздрава Украины Руслан Салютин. – В 64% стран похожее законодательство, но проблем с пересадками органов нет. А секрет в том, что за рубежом активно работают общественные организации, которые чуть ли не с детства приучают людей, что донорство — это очень нужная вещь, и в этом нет ничего криминального. У них на эту тему делают социальную рекламу, постоянно крутят ролики, ток-шоу, снимают научно-популярные фильмы».

По словам Салютина, у нас родственники категорически отказываются давать органы своих умерших для спасения других, еще живых людей. Церковь тоже дистанцируется от этого вопроса. Если у нас изменится общественное мнение и будет развито трупное донорство, то этих органов хватит на всех больных. И не нужно нам тогда эмоциональное донорство (презумпция согласия). У нас же работает семь центров трансплантологии — Киев, Одесса, Донецк, Днепропетровск, Запорожье, Харьков и Львов. Есть специалисты, однако анатомических материалов катастрофически не хватает.

Даже в Беларуси за несколько лет выстроили собственную систему в области трансплантологии, и сейчас там проблем никаких нет, наши соотечественники едут туда оперироваться. А пока наши законодатели голосуют за увеличение льгот себе и другим чиновникам, интернет пестрит объявлениями, где молодые люди через жизненные неурядицы готовы за небольшие деньги продать почку, печень и другие органы.
Громкие дела «черных трансплантологов»

Крах обвинения в деле хирургов Шалимова

Летом 2010 года МВД пафосно заявило о разоблачении незаконных операций по пересадке почек, которые якобы выполняли хирурги Института им. Шалимова. Трое врачей, среди которых ведущий хирург-трансплантолог Владислав Закордонец, были арестованы. Правоохранители говорят, что они входили в преступную группировку из шести человек. Наши врачи ездили оперировать в Баку, однако доноров посредники везли из Украины.

Всего пострадавших было 25 человек. Медики провели почти три года в Лукьяновском СИЗО. Но обвинение с треском провалилось в суде – в апреле этого года Оболонский райсуд столицы закрыл громкое дело с формулировкой «по истечению сроков давности привлечения к уголовной ответственности». Сейчас Закордонец вернулся на работу в Институт Шалимова и трудится заведующим Отделением трансплантации почки и гемодиализа с группами типирования тканей, извлечения и консервации органов.

Доктор Зис и Ко

19 октября 2007 в Донецке был арестован гражданин Израиля Михаэль Зис, которого обвиняли в создании транснациональной группировки по торговле органами для пересадок. Сам Зис – уроженец Украины, учился на хирурга в Кишиневе, а затем уехал в Израиль. Там его лишили лицензии врача за нарушения законодательства, и он решил подрабатывать на черном рынке. Нашел сообщников и начал координировать работу по поиску доноров для богатых клиентов зарубежных клиник. Как правило, за скромные средства соглашались продать органы или молдаване или украинцы.

За это получали около 10 тыс. грн, в то время как на американский банковский счет Зиса поступало до $135 тыс. за каждую операцию. В Украине дело Зиса забуксовало. Его дважды арестовывали и отпускали, а впоследствии Донецкий суд вообще его оправдал. Но на свободу Зис не вышел – его экстрадировали в Израиль, где уже сидели на скамье подсудимых 10 его сообщников.

Автор: Александр Шахов, КОНТРАКТЫ

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.