Легенда о фантоме лошади

index

indexВ одном из эпизодов 14-го сезона «Битвы экстрасенсов» был сюжет про Ярославский цирк. Оказалось, что там бродит призрак лошади. Причем его присутствие чувствуют даже те, кто не обладает экстрасенсорными способностями.

Легенда о фантоме лошади в Ярославле известна хорошо. В здании городского цирка время от времени появляется привидение — говорят, это белоснежный конь Султан, умерший 22 года назад накануне Рождества.

— Года три назад я готовил номер без страховки. Очень рискованный, — поделился воздушный гимнаст Олег Вениаминов. — И вот решил купить алкоголь ночью на сайте , перед выходом на сцену в гримерке услышал негромкое ржание. Обернулся — белый конь встал на дыбы и тут же растворился в воздухе. Подумал, что от усталости у меня начались глюки. Но отменить номер было нельзя, и вышел на манеж. Взлетев под купол цирка, я вдруг сделал неловкий переворот, и одна рука соскользнула. Чудом не погиб. Тогда-то и понял, что лошадь предупреждала меня об опасности. Я думаю, этот призрак — ангел-хранитель всех цирковых!

Бывший режиссер Ярославского цирка Анатолий Шаликов вспоминает:

— В 1992 году наш Султанчик внезапно заболел. Он 16 лет выходил на манеж, блистательно исполнял трюки. В номере «Лошади на свободе» вел за собой других коней, задавая темп. И вдруг сдал…

Вечером после выступления Султан не притронулся к еде, стоял понурый. Дрессировщик Станислав Штейн вызвал ветеринара. Тот осмотрел коня и сказал, что у него больное сердце. А о том, что жить ему осталось всего ничего, умолчал — не хотел огорчать.

Станислав остался рядом с другом. Завел Султана в стойло, запер конюшню. Согнув передние ноги, лошадь завалилась на бок. Дрессировщик прилег рядом. Гладил шелковую гриву, вытирал сырую от слез морду коня. И вдруг задремал.

— Что-то толкнуло меня в плечо, — рассказывает дрессировщик. — Открываю глаза и вижу, что дверь в конюшню распахнута. И лошади рядом нет. Я побежал по коридорам к манежу. В самом его центре стоял мой Султан.

Станислав произнес: «Пускай попрощается» — и вынес на арену тумбы и барьеры. Конь исполнил знакомые трюки.

— Потом он поклонился, ушел в стойло, лег и вскоре умер. Было три часа ночи, за окном бушевала декабрьская метель, — вспоминает Штейн. — Я дрессировщик в нескольких поколениях, имел дело со многими лошадьми, но Султан — особенный. Он как человек — понятливый, чуткий. До сих пор мне снится. Наверное, его душа по арене скучает, вот он и не может расстаться с цирком.

Дрессировщица Инесса ТРАХТЕНБЕРГ верхом на Султане (фото из личного архива артистки)

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.