Дело о смеоти пациентки Экомедсервиса в суде

index

indexВчера в 10 утра в суде Октябрьского района города Минска началось рассмотрение уголовного дела по факту смерти пациентки «Экомедсервиса» Юлии Кубаревой после проведенной пластической операции. На скамье подсудимых — генеральный директор центра Александр Шуров, анестезиолог-реаниматолог Галина Волжанкина (пенсионерка) и главный инженер инженерно-эксплуатационного отдела Вадим Лекуто. В качестве потерпевшего выступает отец умершей девушки Юрий Кубарев.

В зале присутствуют трое обвиняемых, ни один из них ранее не был судим. Они сидят не за решеткой, а на первой скамье для слушателей. У каждого свой адвокат.

— Меня удивляет, что на рассмотрении уголовного дела нет ни одного милиционера, — высказал нам свое мнение родственник пострадавших. Более детально о авто на этой странице.

Среди журналистов, родственников и знакомых обвиняемых в зале находится мама и несостоявшийся муж Юли (летом прошлого года они планировали пожениться). Хирурга, проводившего операцию, нет ни на скамье подсудимых, ни в зале как слушателя. Рассмотрение дела проходит под звуки перфоратора: в здании суда идет ремонт. По решению сторон суд запретил фото- и видеосъемку во время процесса. Также маму и жениха потерпевшей суд попросил удалиться из зала, так как они проходят по делу как свидетели и рассмотрения с их участием запланированы на другие дни.

— Названы не все виновные в смерти нашей дочери. Я считаю, что виновна вся бригада, проводившая ту операцию. Пусть их накажут в соответствии с действующим законодательством. Мы этого добиваемся, в этом мы видим цель данного суда, — заявил отец корреспонденту БЕЛТА.

— Безусловно, руководство центра также виновно. Но должны быть наказаны и те люди, безответственность которых привела к смерти нашей дочери, пациентки их медицинского центра. Этот суд должен быть показательным, он должен стать сигналом нерадивым врачам. Либо они должны сами уволиться, либо их должно уволить руководство, — подчеркнул он. — Я не знаю, какое должно быть для них наказание. Мне все равно, сколько лет они отсидят в тюрьме, три или тридцать три. Главное, чтобы они не занимались врачебной практикой. Я считаю, это большая удача, что наше дело дошло до суда. Когда мы начали собирать документы, нам многие говорили — дело врачей, да и тем более в нашей стране, не дойдет до суда.

По информации Генеральной прокуратуры Беларуси, к уголовной ответственности по ст. 428 Уголовного кодекса Беларуси (служебная халатность) привлекаются генеральный директор и главный инженер, а по ч. 2 ст. 162 УК (ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей медицинским работником, повлекшее по неосторожности смерть пациента) — врач-анестезиолог. Родственники потерпевших считают, что на судить надо врача-хирурга и анестезиолога, а в качестве свидетелей должны проходить две медсестры и охранник.

Отец и мать Юлии Кубаревой подали иск о возмещении морального и материального вреда. Сумма в иске — 10 миллиардов рублей. Ответчиком родители просят выступить медицинский центр «Экомедсервис». В связи с этим рассмотрение дела перенесли на завтра, на 10 утра.

— В какую сумму можно оценить жизнь ребенка? Единственного ребенка, — рассуждает Юрий Кубарев. — Я предприниматель и не нуждаюсь в деньгах, я хочу, чтобы эта сумма была для них наказанием. Нам перекрыли воздух: Юле — в прямом смысле, а мне с супругой — в переносном. Мы сейчас даже не можем усыновить ребенка, чтобы жить будущим. У жены на нервной почве появилась стенокардия, у меня тоже проблемы со здоровьем, которые препятствуют усыновлению. Плюс мы уже не молоды.

Напомним, 23-летняя жительница Гродно Юлия Кубарева скончалась после пластической операции по коррекции формы носа в коммерческом медицинском центре «Экомедсервис». Операция проводилась в конце марта, после нее девушка так и не пришла в сознание и была доставлена в 4-ю городскую клиническую больницу Минска, где четыре недели провела в коме. Медикам не удалось ее спасти — 23 апреля она скончалась.

По факту смерти было возбуждено уголовное дело, которое расследовало главное управление Следственного комитета Беларуси. В частности, было достоверно установлено, что во время проведения операции, после которой скончалась пациентка, аппарат искусственной вентиляции легких работал во внештатном режиме в течение 40 минут. Инженеры «Экомедсервиса» не имели надлежащих навыков для обеспечения работоспособности аппарата. Руководство центра знало об этом, но не предпринимало никаких шагов, чтобы обеспечить квалифицированное обслуживание техники. Сам аппарат был произведен белорусской фирмой в 2006 году, с 2007-го находился в эксплуатации. Тем не менее, он не подвергался обслуживанию с момента истечения гарантийного срока, хотя требовалось проводить эту процедуру каждые полгода. При этом, как выяснили следователи, аппарат был отремонтирован уже после роковой операции. Правоохранители изъяли замененные детали.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.